Тема:

Коррупционный скандал в ФИФА 5 месяцев назад

Игра по новым правилам: Мутко - о ситуации в мировом и российском футболе

Игра по новым правилам: Мутко - о ситуации в мировом и российском футболе

В интервью ВВС бывший генсек УЕФА Герхард Айгнер описал Йозефа Блаттера как расчетливого игрока, который, "узрев слабость других", "точно раскладывает карты". "Однажды нас вместе пригласили на семинар для судей Итальянской футбольной федерации в регионе Савойя, который поделен между Италией и Францией. По пути туда я спрашиваю у Зеппа: "Мы на каком языке будем выступать, на итальянском?" Блаттер отвечает: "Это — Савойя. Будем выступать по-французски". Когда дело дошло до моего выступления, я стал говорить на французском, а Блаттер после меня — на итальянском. В этом есть весь Блаттер. А ведь я говорю на итальянском лучше, чем он", — отметил Айгнер.

Так, может, в уходе Блаттера как опытнейшего управленца был именно расчет? То есть он не снял свою кандидатуру и отмобилизовал всех своих сторонников, зная, что потом подаст в отставку, но подаст не как проигравший, а как победитель? Или все-таки американцы (при всей неправедности их односторонних действий) что-то на него "накопали" такого, что через три дня пришлось отступить? Об этом, а также о том, какие опасности грозят Чемпионату мира в России и станет ли Виталий Мутко вновь главой РФС,  министр спорта РФ, член исполкома ФИФА рассказал в интервью "Вестям в субботу".

- Виталий Леонтьевич, подул ли в футболе ветер перемен?

- Не думаю, что больших перемен, но в футболе их будет много. Уже внедрены электронные системы определения взятия ворот, то есть в мяч вмонтирован чип, и его движение фиксирует датчик, который будет у судьи. Фиксируется, что мяч пересек или нет линию ворот.

- Это новые правила ФИФА?

- Новые правила, которые сейчас вводятся.

- Вы будете нашим электронным браслетом в плане правил ФИФА, потому что ничего невозможно понять после отставки Блаттера. Есть версия, что он заранее все знал и разыграл такой спектакль. Сначала с тем, чтобы переизбраться, а потом для того, чтобы красиво уйти в отставку.

- Есть такая версия. Думаю, что это не совсем так, потому что, видя, как Блаттер готовился, какой драматичный был конгресс, с каким волнением он выступал,  как он себя вел, это, скорее всего, неправдоподобная версия. В последующие три дня были его осмысление, анализ прессы, какие-то консультации, разговоры.

- Говорят, что американцы за эти три дня ему что-то предъявили?

- Думаю, сложно что-то конкретное предъявить.

- Если бы было, то уже сказали бы.

- Да. Думаю, что если у них была цель его убрать, они бы это сделали красиво — на конгрессе, до конгресса. У них был кандидат, все было бы исполнено. Скорее всего, Блаттер все-таки исходил из того, что ему в марте будет 80 лет. Он 40 лет в ФИФА. И когда он видит, что в организации такой огромный раскол с одной стороны, с другой, —  такая система, как ФБР, когда на тебя нацеливаются, то в какой-то момент человек осознает себя совершенно беззащитным. Я думаю, что эти два фактора и повлияли на то, что он принял такое решение. Он не сразу ушел, он дал  время и себе, и организации.

- Чтобы подготовить преемника планово, не в ходе спецоперации?

- Конечно.

- Когда было голосование по Блаттеру, когда его переизбрали, получается, что две трети голосов членов ФИФА отказали американцам в праве на односторонние действия. Я сам себе адвокат, прокурор, тюремщик и следователь, но американцы все-таки это дело продолжают. Почему? Под нас капают?

- В геополитическом плане мы понимаем, что цель — это, безусловно, Россия. И если Россия здесь что-то поддерживает, то обязательно нужно быть против. Так получается вообще в олимпийском движении. Олимпийский комитет  крупный — 10-15 крупных международных федераций из 50 олимпийских — но нет ни одного американца президента федерации. Но экономическую основу составляют в основном американские компании.

- Coca-Cola, McDonald’s.

- Да, Visa, MasterCard.

- Они — спонсоры ФИФА.

- В последнее время они терпят поражение за поражением. Они выдвинули свою страну на право провести Олимпийские игры, и было такое агрессивное давление! Президент приезжал прямо в МОК, беседовал с членами МОК. Результата — ноль. Дальше то же самое случилось с Чемпионатом мира по футболу-2022.

- Все уже забыли, но на 2022 год, доставшийся Катару, Соединенные Штаты претендовали.

- Конечно. И Бил Клинтон с большой командой приезжал. И они очень много агитировали нас, была красивая презентация. Сюда также стоит добавить и их больших друзей-британцев, которые претендовали на 2018 год, но они тоже не получили никакой поддержки. Мне кажется,  все это — звенья  одной цепи, такая неудача за неудачей. И они не могут найти причину, почему им отказывают, почему за них не голосуют представители африканских стран, азиатских.

- Английская футбольная ассоциация, которая в определенный момент была чуть ли не за бойкот Чемпионата мира в России, прислушалась к аргументам УЕФА. Мишель Платини не выступает против Чемпионата в России, и все вроде к нам едут. Вопрос закрыт, у нас точно будет чемпионат?

- Юридически — точно. У нас подписан контракт. ФИФА приняла решение, исполком и конгресс это решение поддержали.

- И расследование Гарсии?

- И расследование, которое сделано. Никаких претензий нет.

- Оно показало, что к России никаких претензий нет с точки зрения коррупции.

- И все вроде бы юридически все так, 100%, что УЕФА — за. Мишель Платини является председателем оргкомитета. К нам вопросов практически нет, однако  есть "но" — прокуратурой Швейцарии ведется расследование. Она будет продолжать эту работу, сколько  может: три-четыре года, никто не знает, сколько. Но, думаю, надо понимать, что начинается тактика предвыборной борьбы. Вот и все. Мы понимаем, что сейчас все успокоятся, зачем лишний раздражитель? Все-таки Россия имеет свою позицию, ее поддерживают многие страны. Если что-то параллельно появится, тогда новый президент может что-то возбудить. Вот такой подход. Но могу твердо сказать, что состав исполкома, который сформирован, несколько раз подтверждал решение об отсутствии необходимости менять страну организатора ЧМ-2018.

- А Катару все еще что-то грозит?

- Мне сложно говорить за Катар. Я могу говорить за свою страну. Но в целом те документы, которые нам предоставлялись по Катару, не вызвали никаких вопросов. Закон обратной силы не имеет. Были какие-то регламенты на продвижение заявок. Например, я приглашаю представителя или члена исполкома из какой-то страны к себе в страну. В том регламенте, который до этого был, никаких запретов не было.  Это обычная норма. Вы оплачиваете билет, гостиницу, принимаете человека, который к вам в гости приехал. И все так и делали десятилетиями.

- А сейчас регламент сменили?

- Сменили. Если вы, член исполкома,  хотите приехать, поезжайте за свой счет. Так никто не приедет.

- С точки зрения сегодняшнего регламента это нехорошо, но тогда это все было можно?

- А тогда комиссия вынесла решение: вы сперва внесите в документы, а потом будете разговаривать. После того как комиссия Гарсии отработала, этический комитет рассмотрел, все, что нельзя, внесено в регламент. Опыт УЕФА, Мишеля Платини, выбор столицы Чемпионата Европы-2020 — а это право получил Петербург  - как раз говорят в положительную сторону. УЕФА просто сделало техническую таблицу — по баллам. У Санкт-Петербурга, опустим, транспортная логистика — 10 баллов,  размещение — столько-то и так далее. Все это складывается каждым членом исполкома, кладется на стол. Допустим, Лондон — 110 баллов, на втором месте  - Санкт-Петербург — 88 баллов, Берлин — 50 баллов. И член исполкома  смотрит на это, когда выбирает страну. Он должен объяснить, почему и как сделал свой выбор.

- Вас швейцарцы уже вызывали на допрос?

- Нет.

- Недавно было очень много шума: Мутко пойдет на допрос. Вы сказали, что готовы, — и тишина...

- Меня не приглашали. Сообщение, что я должен быть приглашен, делала не швейцарская прокуратура, а газета The Guardian. И все это разлетелось по миру, а дальше ты уже разбирайся.

- Интересная деталь: вас вызвали, а оказывается, это все ограничилось заметкой в The Guardian.

- Это была первая информация.

- Так работают системы больших чисел в информационном мире.

- Было шесть утра, а три журналиста уже  были возле гостиницы Baur au Lac, где произошли аресты чиновников ФИФА.

-  Откуда они взялись? Об этом Блаттер говорил в своей речи. Николай Толстых ушел с поста президента РФС. Все помнят, как вы руководили союзом. Существует ли теоретическая вероятность того, что вы будете сразу и министром спорта, и главой Российского футбольного союза? 

- Мы движемся к Чемпионату мира и понимаем, что его успешное проведение зависит в том числе и от организации. Я абсолютно уверен, что мы все сделаем, все будет на высоком уровне. Я понимаю, мы не гранды мирового футбола, суперожиданий делать нельзя, но нужно это концентрировать в управляемых и надежных руках.

- В одних руках?

- Я думаю, что к этому мы должны двигаться. Скорее всего, так и произойдет. Не исключаю, принятие такого решения, хотя оно сложное для меня.  Два эксперимента мы уже сделали после моего ухода, и они, к сожалению, каких-то ощутимых результатов не дали. Так что не исключаю такой вариант.

- Вопрос в отношении легионеров обсуждался на Совете по спорту у президента. Как вы считаете, действительно надо идти по пути ограничения числа легионеров?  В зрелищности проиграем, но каких-то других целей, наверное,  достигнем. 

- Здесь нужна золотая середина. Однозначно вам скажу, что нужно ограничивать лимит легионеров. Это защита твоего рынка. Это во всем мире делается. Мы защищаем свой рынок. Если мы сегодня этого не сделаем, то получим то, что сейчас происходит у нас на рынке продовольственном. Рынок извне очень большой: Африка, Бразилия.  Там сотни тысяч футболистов, готовых приехать сюда. И они  - игроки более высокого уровня. Тогда всю систему подготовки в Российской Федерации нужно закрывать, а это 1500 школ. У ребят сегодня нет мотивации, нет выхода никуда. И об этом нельзя забывать.

- Да, они готовятся,  а кто-то заплатил деньги и купил бразильскую звезду.

- Я работал с 1993-го по 2003-й  президентом клуба и знаю, что это такое. Когда у нас ребята шли из школы в состав основной команды, на одно место до 10 человек приходили. Это некий мотиватор. Когда у нас в рядовых клубах первого, второго дивизионов не играет ни одного собственного воспитанника,  в чем смысл инвестирования денег в школу? Нам говорят, что ограничение лимита легионеров — это не совсем решение проблемы. Нужно создать оптимальное количество легионеров, которые должны играть, ограничить по качеству. Фамилии многих мы даже не помним. Во многих клубах играют обычные средние игроки. Клубы и их менеджеры зарабатывают  на этом.

- Зарабатывают на этом рынке, а не на игре.

- На этом рынке, потому что они с агентами вступают в соответствующие сговоры, приглашают сюда средних игроков. Например, Алания" у нас закрылась.  Десятки игроков в течение года прошли через этот клуб. Это просто перевалочная кампания! Поэтому  наша задача  -  ограничить по количеству, сделать  Чемпионат мира по футболу, дать больше игровой практики нашим игрокам. Также важно ограничить игроков  по качеству сделать все, что делает Англия. На наш футбольный рынок приезжают игроки определенного уровня. Еще важно стимулировать приток своих игроков. А для этого нужно очень серьезно решить вопросы в первом, втором дивизионах, ограничить там возраст, потому что во втором дивизионе играют люди, которые просто на пенсии уже.  А нам нужно, чтобы вся система, пирамида российского футбола работала на главную команду страны. Ограничительный  возраст во втором дивизионе должен быть, допустим,  23 года. И  какое-то только количество взрослых игроков. В первом дивизионе нужно сократить количество легионеров, защитить молодых игроков. Вся  система работает на одну цель, на одну команду.

- Обычно, когда заканчивается  интервью, я говорю, кто был гостем программы. В данном случае я хочу сказать, что гостем нашей программы был министр спорта и, похоже, будущий глава РФС Виталий Мутко.

- Это общественная организация. Очень демократичная. И выборы там тайные, поэтому это всегда сложно. Нам нужно просто всех объединить в одно понимание футбола, поспорить еще раз, подискутировать, но принять несколько главных  решений.

- Но в предвыборную кампанию вы вступаете?

- Она еще не объявлена.
 

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере